Пятница, 2021-02-26, 5:38 PM

Приветствую Вас Гость

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Фанфики
Главная » Статьи » Yami no Matsuei » R

Shopping
Стояла жара. Город был раскален до предела. Местные жители старались не выходить без надобности на улицу днем. Кто-то укрывался в офисах, спасаясь под кондиционерами, кто-то уезжал за город. Он же брел по этому пеклу. Ему было жарко и глаза болели от ярких солнечных лучей. Однако он продолжал идти от одного магазина к другому.

Не каждый день начальство дает выходные. А ему как раз нужно было по

магазинам. Только он не планировал брать с собой кого-либо. Этот

«кто-либо» увязался за ним сам.

- Хисока… - Сзади раздавалось унылое мычание и скрежет когтей об асфальт.

– Я больше не могу… давай сделаем остановку.. поедим чего-нибудь… Ну, или хотя бы попьем…

Парень обернулся, тяжело вздохнув. Его напарник уже час, как полз по

земле, цепляясь когтями за землю. На его лице застыло такое несчастное

выражение, а на голове уныло повисли собачьи ушки. Хисока все это

игнорировал.

- У нас мало времени…

- Но эта жара меня убивает… Ты на себя посмотри.. нос обгорел…

- Не твое дело… - Хисока развернулся и пошел дальше. – Я не просил тебя

идти со мной. И прекрати эти штучки. На нас уже косо смотрят.

- Но я не могу больше, - сказал Цузуки, однако поднялся с земли. Его глаза

сверкали детской обидой. Он тряхнул головой, но уши все так же висели, не желая пропадать. – Вот видишь, до чего я дошел… Мне нужно отдохнуть и поесть…

- И что за напасть такая?! Ты постоянно хочешь есть…- сквозь зубы

проговорил Хисока и взял его за руку. – Идем, там еще один магазин. Пока я буду покупать, ты немного остынешь…

- Я не хочу в магазин, я хочу есть! – Шинигами вырвался и гордо вскинул

голову. Хисока нахмурился.

- Хватит дурачиться! Я не намерен тратить время на удовлетворение твоих

аппетитов…!

- Чего…? – Цузуки уставился на парня, слегка мигая на правый глаз.

- Ничего…

Парень пробубнил что-то на счет того, что в такую жару «таким психам»

нужно сидеть дома, иначе будут галлюцинации. Это в мягком варианте. На

самом деле жара доконала даже такого трудоголики, каким являлся Хисока.

- Не хочешь идти, возвращайся! - сказал он и направился к магазину. – Или

оставайся здесь…

- Хисока…

Цузуки пошел вслед за парнем, шаркая ногами, как обреченный на вечные

мучения человек. Издали разглядел вывеску с названием магазина. «Адам и

Ева»… Вроде бы вывеска, как вывеска. Парень не глядя, шагнул в дверь, над которой неоном горела «Ева». На вторую дверь, с надписью «Адам» он не обратил внимания. А может, просто не заметил..?

Шинигами замер у злополучной двери, раздумывая. Следовало пойти за

напарником, но…

Затея не удалась. Он не думал, что в мире живых стоит такое пекло. К тому

же, парень поставил себе целью скупить все джинсы города. За пол дня они истратили столько денег, что можно было смело одевать на шею петлю. Все равно Татсуми живьем их съест.

Они обошли несколько рынков и занялись магазинами. И бесполезно было

уговаривать парня купить что-нибудь приличное. Цузуки, конечно делал, что мог, но жара убивала в нем всю инициативу. Черт, пусть покупает, что

хочет! Лишь побыстрее вернуться в Мейфу. У него с утра во рту маковой

росинки не было. Какая уж тут инициатива, или сопротивление?

Постояв на солнце от силы минуты две, Цузуки все же решился зайти в

магазин. Его название наводило на мысли, а наличие покупателей женского пола так вообще… Цузуки стал осматриваться в поисках напарника. Здесь не место Шинигами и вообще мужчинам. Ясно, что ничего приличного в женском магазине они не надут.

Ха, это он так думал. Когда взгляд Цузуки наткнулся на парня, тот стоял у

многочисленных стеллажей с джинсами. На звук голоса он не реагировал.

Цузуки чувствовал себя полным идиотом, а мальчишке было плевать на это.

Похоже, что он впал в кому.

- Идем… - Цузуки подскочил к нему, намереваясь увести его отсюда.

- А, это ты… - Хисока очнулся и стал со знанием дела рассматривать модели.

То ли он не понимал, что им тут не место, то ли просто издевался.

Краснея от стыда и гнева, Цузуки не отступал ни на шаг.

- Идем отсюда… Возьми себя в руки и пошли… Пока нас не засмеяли…

- Что за глупости?! – Парень капризно поморщил своим, покрасневшим от

солнца, носиком, и снова уставился на джинсы. Цузуки на мгновение забыл о том, где они и, что они. Просто подумал, что сейчас юноша выглядел таким милым... Хотелось прикоснуться губами к его маленькому носику... к его губам… к светлым прядям его волос...

- Цузуки… - Парень вдруг гневно нахмурил брови и стал краснеть, уже не от солнца, а от смущения. – Не мешай мне. Не надо становиться между мной и джинсами…

- Я… - Цузуки тут же прервал свои радужные мечты.

- Не вмешивайся. Все равно деловой костюм я покупать не собираюсь, а тут столько джинсов…

- Но они… - «…женские» хотел добавить Цузуки, но его уже не слушали.

Парень снова ушел в грезы, внимательно рассматриваю одежду. Нездоровый румянец постепенно стал исчезать. Хотя трудно было сказать, чем он был вызван – смущением или просто жарой.

Пытаясь выглядеть непринужденно, Цузуки сверлил взглядом потолок.

Посетительницы уже обратили на него свое внимание и во всю тыкали пальцами в его сторону. Еще немного и начнут задавать вопросы. Что до парня, то ему было все равно. Он схватил несколько пар джинсов и скрылся в примерочной.

Женщина-консультант что-то щебетала рядом с ним, но так ничего и не

добилась. Потом до Цузуки дошел его голос:

- Эй, ты не подержишь мои вещи?

- Я..? Э-ээ.. конечно, - Цузуки вздохнул и подошел к примерочной. Какого

черта, раз уж они здесь. Сквозь небольшую щель занавески он поймал взгляд зеленых глаз.

- Кажется, я нашел то, что искал.. – Глаза парня светились счастьем.

Цузуки редко видел его таким… беззаботным. А еще до жути соблазнительным.

Цузуки вспыхнул и тут же отвел взгляд. Не будь в магазине других

покупателей, он бы вошел в кабинку. Даже рискуя получить энергетический удар.

- Какая прелесть… - продолжал стонать от счастья парень. Его рюкзак и

джинсы быстро перекочевали в руки Цузуки. Он старался не особо

заглядываться на парня, но шорох снимаемой одежды возбуждал не только

любопытство.

- Скоро ты там? – Цузуки очень постарался изобразить скучающего человека, но когда парень появился в обновке, просто потерял дар речи. Что там речь! Он перестал контролировать выражение своего лица. Брови нервно то поднимались, то опускались, а правое веко дергалось, мешая узреть картину в полном объеме.

- Ну, как?

Хисока повертелся перед зеркалом. Джинсы плотно облегали его бедра, но

щедро выставляли на показ живот. Кроме этого по всей длине были вышиты алые розы. Огромные бутоны явно не соответствовали полу того, кто их надел. В довершении к этому нижняя часть джинсов имела вставки из полупрозрачной ткани. Сюда бы туфли на платформе, да длинные локоны… И костюм хиппи готов.

- Э-ээй… - Хисока помахал перед лицом напарника рукой, заметив, что тот

изображает статую. – Ты, кажется, перегрелся.

- Нет, - тут Цузуки пришел в себя. – Это ты перегрелся! Сейчас же

раздевайся!!

- Еще чего?!!! – Хисока испуганно отступил в кабину.

- Снимай, говорю..! – Цузуки наступал, гневно сверкая глазами. - Это ни в

какие ворота не лезет…

- Тебе не нравится..?

Юноша застыл в нерешительности. Цузуки тоже остановился в полушаге от

него. Скажи он сейчас правду, и эти зеленые глаза разразятся потоком слез.

Глупость, конечно, но Цузуки не хотел видеть этих слез. Он был мертв уже

много лет и плохо сходился с людьми. Не говоря уже о Гу-Се-Син’ах. Однако перед ним был его напарник… Тот, кто всегда был готов пойти ради него на все… Тот, кто так редко улыбался… Цузуки пытался быть хорошим напарником, честно пытался, но таков уж его характер. Он порой загорался и мог сделать что-то, о чем потом будет жалеть… Да, он будет сожалеть, но юноша не должен сожалеть ни о чем.

- Нравится, - Цузуки улыбнулся, остывая, - но это не твой стиль, котенок…

- Что значит, не мой? – тут же потребовали ответа. Хисока развернулся к

зеркалу и стал рассматривать свое отражение. – Я достаточно строен для

этой модели…

- Она слишком красивая. Что скажут в департаменте? – Цузуки изо всех сил пытался придумать достойное объяснение своему нежеланию оставаться в магазине. Его напарник совершенно не понимал этого. Сейчас он крутился перед зеркалом и был доволен, словно ему собирались купить самую красивую игрушку из всех.

- При чем здесь работа..? Я хотел купить их…

Хисока умолк на полуслове. Черт, чуть было не признался в том, что хотел

купить эти джинсы именно для него. «Это так не похоже на тебя..» – подумал Хисока и мысленно отругал себя.

- Я хочу эти джинсы! – Заявил он и развернулся к напарнику. – Могу я

позволить себе это, или нет?

- Сейчас посмотрим.

Шинигами шагнул вперед, чтобы посмотреть бирку. Как он и думал, цена

граничила с безумием. С таким же безумием граничила и реакция парня. Он отскочил назад, едва не пробив головой стену вместе с, висевшим на нем, зеркалом.

- Что.. что ты делаешь?!

- Пытаюсь разглядеть стоимость… - Цузуки так и не смог с точностью ее

узнать. Он полностью вошел в кабинку, почти прижимая парня к стене. Он

заметил, что лицо того начинает краснеть, но продолжал разыгрывать святую невинность. Ему так редко удавалось остаться с ним наедине, так близко. Наконец, стоимость ударила его каждой цифрой. Цузуки разогнулся, уже без улыбки заглядывая в покрасневшее лицо юноши.

- Нам столько не платят. К тому же, в этом ты будешь привлекать внимание.

- Разве это плохо? – Хисока немного расслабился, когда понял, что ничего

дурного с ним делать не собираются. Хотя судя по мыслям напарника…

- Смотря, чье внимание ты привлечешь. Не хотелось бы мне, чтобы Мураки

узрел тебя в этом. Одевайся, пойдем лучше поищем приличную пищу…

Парень задернул занавеску, вытолкнув его за пределы примерочной. Цузуки услышал, шмурыганье носом и тихие слова.

- Вот так всегда… Как есть, так, пожалуйста… А как мне что-то купить…

- Это нам не по карману. – Цузуки попытался его как-то успокоить, прежде

чем парень дойдет до истерики. Такого с ним еще никогда не случалось, но

всегда был первый раз. – Татсуми нас убьет!

- В каком смысле…?

- В переносном. Лишит нас премии и все такое…

- Нас?! Почему нас… - Хисока только сейчас задумался о стоимости и полез

посмотреть на бирку. – Цузуки, ну давай купим…!!!

- Нет.

- Моих денег не хватит… ну, пожалуйста..!!!

- Нет! – Цузуки сам удивился, что дает такие уверенные ответы. Как будто

сам прежде не был на месте парня.

- Ты же такой пушистый… И я столько раз помогал тебе… помнишь, я тогда

выиграл тебя у Мураки в карты..?

- Это шантаж…

- Но ведь я всегда на твоей стороне…

2

Они сидели в кафе вот уже пол часа. Хисока с довольной физиономией пил

кофе. Цузуки пялился в свою тарелку, но аппетита не испытывал. Наверное, сказывалось предчувствие. Он чувствовал неприятности, не хуже своего напарника. Сейчас парень был далек от этого, а предчувствие говорило, что в Мейфу им лучше не возвращаться. У них потребуют отчет, а что они представят? Чек на какие-то джинсы? Да, к тому же, еще и женские…

- Ты чего ничего не ешь? – Хисока бросил на него удивленный взгляд. – Ты

же, вроде, умирал с голода.

- А сейчас не хочу.

- Да, жарко здесь.

- Я не об этом.

- А, о чем?

Цузуки вздохнул. Как бы это покультурнее выразить, что у них совсем нет

денег? Совсем. Они выложили все, что было. Цузуки отдал все, лишь бы

напарник успокоился. А теперь он заказал еду… Цузуки действительно хотел есть, но понимал, что платить нечем. Жаль, он не успел сказать об этом парню. Надо сказать, тот никогда не был столь щедр. И зачем ему

понадобились эти джинсы?

- Тебе не понравилось? – Парень внимательно посмотрел на него, поставив

чашку с кофе на стол. – Ты просто в очередной раз промолчал…

- Я не молчал, - возразил Цузуки. – Это ты меня так хорошо слушал.

- Я?!

- Ты.

- Я?! – Хисока сжал кулаки. – Что ты несешь?!

- Ты… Ты..!

Они смотрели друг другу в лицо, гневно сжимая зубы. Хисока аж пакет с

покупками уронил, а галстук Цузуки попал в тарелку с соусом. Да, они часто ссорились по поводу и без повода. Несовпадение характеров, эпох. Что же удерживало их рядом?

- Пойдем! – Цузуки поднялся из-за стола. – Возвращаемся в Мейфу.

- А как же еда? – Хисока обвел взглядом нетронутые тарелки. Потом заметил, что к их столику спешит официант. Вероятно, резкое движение напарника обеспокоило его.

- Надеюсь, вы не собираетесь сбежать?

Тут же рядом материализовались двое в деловых костюмах. Кто бы мог

подумать, что в обычном на первый взгляд кафе такая охрана? Прямо не кафе, а Пентагон какой-то.

- Конечно, нет! - Хисока нахмурился. – Мы заплатим.

- Э-э-э… - напарник хлопал глазами на двух амбалов. Выражение их лиц были такими.. выразительными, что хотелось прижаться к полу и ползти. Ползти по асфальту, куда глаза глядят.

- Прошу вас заплатить, - вежливо, но с улыбкой крокодила настаивал

официант.

- Конечно, - Хисока полез в карман и замер. – Черт… Цузуки, не мог бы

ты..?

Покосившись на Шинигами, он понял, что тот не мог. В его голове была

только одна мысль - «У нас крупные неприятности…».

- Цузуки… - Хисока хмурил брови и не мог поверить в то, что у них

действительно неприятности. Хотя наличие амбалов рядом как раз об этом и говорило.

- Не смотри так на меня, - Цузуки старался не смотреть парню в глаза. – Я

потратил последние деньги в том магазине.

- Ты должен был мне об этом сказать!

- Я не успел…

- Молодые люди, - теперь в разговор вступил один из охранников. – Чем вы

будете расплачиваться?

Второй положил руку на плечо Хисоки. Тот подскочил.

- Эй..! – Цузуки нахмурился. – Полегче вы, мы ведь даже не притронулись к

еде!

- Какая разница?! Вы ее заказали и заплатите.

- Убери свои лапы… - Хисока отбросил руку громилы. – Можно поговорить с менеджером?

Пока шли переговоры, Цузуки помалкивал. Мальчишка умел находить

компромиссы. Просто потому, что видел людей насквозь. Умел читать их

мысли. При желании они могли использовать свои способности и просто

вернуться в Страну мертвых, но Хисока был для этого слишком правильным.

Минут через двадцать оба Шинигами были на кухне.

- Это выход?! – Цузуки в переднике и с полотенцем в руках зудел над горой

вымытой посуды. Его напарник полоскался в раковине и молчал. Если он

скажет хоть слово, это будет началом войны.

- Нет, это пытка, а не выход… Это же нечестно. Я даже не прикоснулся к

еде, а меня заставили мыть всю эту посуду…

- Прекрати и вытирай… - Хисока злобно смотрел на него исподлобья.

- Лучше бы я остался в Мейфу.

- Действительно, чего ты увязался за мной?! Я не просил тебя идти…

Хисока еле сдерживался, чтобы не запустить в напарника очередную грязную

тарелку. В кухне было не просто жарко, а душно. Пот струился по лбу, а

рубашка стала липнуть к телу. Хисока злился, но виноват в этом был сам.

Только признаться в этом было трудно. Лучше оторваться на других…

Неправильно? Да. Развернувшись к напарнику, Хисока приготовил целую речь.

Цузуки отложил полотенце и замер, глядя на него.

- А может, я волновался за тебя…

- Я не ребенок и могу сам ходить по магазинам. День на дворе и никаких

Мураки поблизости.

- Я подумал, что могу тебе помочь, - Цузуки улыбнулся самой невинной

улыбкой, - Тебе нужно что-то более солидное, чем джинсы. К тому же, Мураки

может появиться и днем.

- Да ладно… Ты просто отлыниваешь от работы.

- Это так называется?! – Шинигами обвел взглядом кухню. Юноша виновато

опустил глаза и вернулся к мойке. Быстро снял мокрую рубашку и запустил

руки в воду. Повисло тяжелое молчание. Цузуки понимал его состояние и

давно перестал злиться. – Ладно, в Мейфу нас ждет нечто похуже этого… так

что…

- Цузуки…

- Да?

- Ты, на самом деле волновался…? – Парень замер, уставившись на пену.

- Я же сказал, что буду защищать тебя.

- Но не постоянно же…

- А я… - Цузуки захлопал глазами.

- А ты… Кто ко мне в ванную вчера ломился?

- Э-э-э… Я просто хотел потереть тебе спинку. – Цузуки вспыхнул, потому

как вообще не особо помнил об этом инциденте.

- Ты был пьян…- Хисока развернулся к нему лицом. –Такое впечатление, что

ты боишься меня… То есть, ты странно себя ведешь с тех пор, как мы живем

вместе…

Лицо старшего Шинигами вспыхнуло. Он не знал, что на это сказать. Это была

правда, он вел себя странно. Наверное, потому что парень ему нравился.

Потому что рядом с ним его сердце билось слишком беспокойно. Вот и теперь,

глядя на полуобнаженного юношу, Цузуки начинал ловить себя на глупых

мыслях. Отчаянно покраснев, он уставился в пол, затолкнув свои мысли как

можно глубже.

- Смотри, здесь есть холодильник… - Стараясь не смотреть на парня, Цузуки

открыл дверцу. Все что угодно, только уйти от разговора о том, что было

вчера. – Хочешь сока?

Хисока не собирался делать это так быстро. Однако он был слишком

правильным. Слова напарника его возмутили.

- Цузуки…! Мы еще за обед не расплатились! Ты хочешь, чтобы у нас были

неприятности?

- Никто не заметит.

- Но, это неправильно…

В его сторону полетела банка. Схватив ее на лету, Хисока бросил взгляд

полный неодобрения в сторону напарника. Ну, что за ребячество? Сейчас не

время для отдыха. Нужно поскорее расправиться со всем этим и вернуться,

пока их не хватились. Но… баночка была такой прохладной на ощупь. Хисока

сглотнул. Напарник уже вовсю наслаждался содержимым, издавая такие звуки…

- Тебе помочь открыть? – спросил он, прервавшись на секунду.

Хисока фыркнул и ухватился за кольцо. Он совсем забыл, что его руки все

еще были покрыты мыльной пеной. Ему просто хотелось пить. Во рту пересохло

от жажды, а заветная банка в собственных руках рушила все нормы хорошего

поведения. Когда кольцо выскользнуло вместе с приличным куском металла,

Хисока выругался. Вот, что бывает, когда спешишь.

- Черт… - Прошипел он, глядя на лежащую на полу банку. Ее содержимое

растекалось по ткани джинсов. – Невезуха…

- Твоя рука…

Голос напарника заставил обратить внимание на боль. Он ее даже не заметил.

Металл быстро и почти безболезненно распорол ему ладонь, а он этого даже

не почувствовал. Только теперь, глядя на струившуюся по руке кровь, Хисока

почувствовал ее. Плюс ко всему этому его накрыла волна чужих эмоций.

- Хисока… Тебе больно?

Парень заметил, что Шинигами находится слишком близко. Когда он успел…? Не

важно. Теплая волна прошлась по его телу. Хисока постарался отступить, но

уткнулся в мойку. Бежать было не куда, а он хотел этого. Потому что эмоции

напарника лились на него щедрым потоком. Трудно было разобраться, что

именно тот испытывал. Однако его фиолетовые глаза смотрели с таким

чувством… чуть ли не с жалостью…

- Пустяки, - Хисока развернулся и подставил руку под струю холодной воды.

– Все в порядке. Я же мертв и ничего не чувствую… Мне не больно…

Цузуки вздохнул. Снова головой об стену. Этот мальчишка никогда не будет с

ним откровенным. Его страх слишком силен. Конечно, у всех были свои страхи

и свои секреты, но так резко отталкивать тех, кто хочет помочь, было

неправильно. Цузуки был один слишком долго и надеялся, что этот юноша

станет для него не просто напарником, но и другом. Да, они мертвы, но они

все еще могут испытывать боль. И не только ее.

- Видишь… - Парень развернулся к нему, показывая ладонь, - даже следа не

осталось…

- Да… - Цузуки, словно в ступоре, уставился на его руку. Она казалась

такой маленькой, детской. Соблазн был слишком велик, чтобы противиться.

- Цузуки… - Парень вздрогнул, когда он взял его руку в свои, поднес к

губам. – Что ты делаешь…?

Попытка вырваться не удалась. Хисока не хотел применять силу. Ведь ничего

плохого не происходило. Даже наоборот, происходящее вызывало в нем

странный трепет. Не желание, нет. Скорее это была нежность. Да, Цузуки не

умел говорить красивых слов, но он все прекрасно выражал другими

способами. Как тогда, в кинотеатре. Им было хорошо вдвоем. Однако, не

смотря на приятную близость, Хисока почувствовал себя не в своей тарелке.

Окружающий инвентарь не слишком подходил к тому, чтобы… К тому же,

действия напарника удивили его. Таким серьезным он его очень редко видел.

Несколько минут Хисока просто стоял, глядя в глаза напарника. Тот ни на

секунду не отводил взгляда и продолжал касаться губами его ладони. Можно

подумать, таким образом он пытался унять боль… Да, но не физическую, а ту,

что жила в душе Хисоки постоянно. Странно… и глупо… Эта боль всегда будет

с ним…

Его губы переместились по ладони, вниз. Туда, где бились тонкие венки.

Цузуки замер, чувствуя манящее тепло. Так хотелось ощутить его всем телом.

Только он сомневался, что юноша позволит ему это. Он начинал дрожать,

словно прикосновения пугали его. Только страха в зеленых глазах не было.

Парень смотрел на него с непониманием и только, не готовый принять помощь

и… любовь..?

- Спасибо…- Внезапно проговорил юноша. Это слово с большим трудом

скатилось с его губ, обжигая сердце. Слезы застыли, так и не покатившись

по бледным щекам. Нет, в такие мгновение он не собирался плакать. Такие

мгновения следует превратить в минуты… долгие, как сама смерть…

Цузуки оторвался от его ладони, собираясь отойти. В глазах парня мелькнула

нерешительность, или что-то похожее… на страх..? Потом он быстро

приблизился к нему, и, приподнявшись на носочках, приник к его губам

своими. Цузуки закрыл глаза, пытаясь запомнить каждую деталь

происходящего, каждую мелочь. Запомнить хрупкое тело рядом, его тепло,

аромат волос… стук сердца… Все это будило в нем темные мысли. Наверняка,

парень знал о них сейчас, но почему-то не отстранился, как бывало раньше.

Осторожно пробежав пальцами по обнаженной спине парня, Цузуки привлек его

к себе, став еще ближе. Снова безмолвное повиновение. Его даже в дрожь

кинуло от мысли, что происходящее может зайти так далеко, как никогда

раньше. Нужно было остановиться..? Нужно, но не хотелось. Да, обстановка

не сильно вдохновляла, но этого и не требовалось. Цузуки загорался при

одном лишь взгляде в эти зеленые глаза, полные боли. Быть рядом оказалось

еще труднее. Тело сводило судорогой от желания. Он из последних сил

сдерживал, нахлынувшее возбуждение, давая юноше право сделать выбор

самому.

Тонкие пальцы вцепились в его рубашку, как будто стремившись сорвать ее.

Цузуки стоял, подобно скале, принимая осторожные прикосновения к своим

губам. Казалось, поцелуй вот-вот угаснет, это волшебное мгновение канет в

Лету. Печаль разливалась по сердцу от таких мыслей. Цузуки сначала даже не

понял, что все иначе. Он ожидал, что все закончится, так и не успев

начаться. Вместо этого поцелуй изменился. Не ему, конечно, судить, но

Цузуки ощутил, как юноша пытается пробиться в его рот своим языком. Это

было так неловко и так неожиданно, что Цузуки растерялся. Правда,

ненадолго.

Оба Шинигами не отличались большим опытом в любовных ласках, но Цузуки

чувствовал, что его сердце разрывается от нежности. К тому же, он все-таки

был старше, и понимал, что должен взять дело в свои руки. Собственно, тело

уже находилось в его руках. Оставалось немного. Оставалось отдаться

чувствам полностью. Осторожно, чтобы не напугать парня, Цузуки стал

отвечать на поцелуй. Он не хотел причинить боль слишком назойливым

вторжением. Пусть речь шла просто о поцелуе. Для них это было слишком

важно, чтобы торопиться. Пламя медленно, но верно, охватывало их, унося из

реальности.

3

Цузуки и не заметил, как его собственные руки подхватили парня, усадив на

край раковины. Может потому, что тот сам его к этому подталкивал. Обхватив

его руками за шею, парень тихо застонал. Цузуки уже хотел спросить «в чем

дело?», но ему не позволили. Парень вцепился в него так, что было уже не

до вопросов. Он дрожал, зарываясь пальцами в его волосах. Почти требовал

продолжение ласкам. Руки Цузуки уже давно гуляли по его спине, а потом

быстро перешли к груди. От того, юноша и стонал.

Было странно слышать его стоны. Цузуки прежде не доводилось делать ничего

подобного. Он вдруг подумал о той ночи, когда парень был в руках Мураки.

Интересно, он так же заставлял его хотеть себя, или…? Поток мыслей

вырвался сам собой. Цузуки даже не успел подумать о том, что парень мог

все прочесть. Мысли невозможно остановить, или подавить. Они неуловимы.

- М-ммм… - Промычал юноша, вцепившись в его плечи.

Цузуки тут же остановился, отстраняясь на шаг назад. Кретин. Это надо же

было самому все испортить. Позволить мыслям о Мураки, о той ночи захватить

себя. Конечно, парень все прочел. Они были слишком близко. Их тела почти

что превратились в одно. Не физически, но эмоционально. И теперь юноша

хлопал глазами, пытаясь успокоиться. От поцелуя он почти задыхался. А

может от гнева..?

- М… Му-ра.. Мураки… - снова проговорил он. Зеленые глаза от страха

превратились в блюдца. Цузуки только сейчас понял, что парень смотрит

куда-то за его спину. Нехорошее предчувствие сковало сердце. Шинигами

резко развернулся к двери и замер.

Да, на пороге стоял именно тот, кого они меньше всего ожидали здесь

увидеть. То есть, конечно, его нападения они ожидали всегда, но здесь, на

кухне… Это было слишком невероятным. Цузуки уже полез в карман за фудой,

как позади Мураки образовалась фигура одного из охранников.

- Вот вам еще помощничек..! – сказал он и почти втолкнул мужчину внутрь.

Хисока так и остался сидеть на мойке, двигаться он не мог. Мог только

смотреть на доктора, который не трезвыми шагами направился к нему. Вернее,

благодаря ускорению, которое придал ему охранник, он даже не шел, а бежал.

Шинигами не успел сообразить, чем это может ему грозить.

В результате Мураки почти врезался в юношу. Чтобы не свалиться в раковину,

Хисока вцепился в него и руками и ногами. Цузуки открыл рот, но возражения

так и не последовали. Конечно, его негодование было велико, но тут Мураки

сделал нечто такое… Такое неожиданное… Еще столь неожиданно, чем само

появление. Он уткнулся в плечо парня и разрыдался.

Цузуки так и остался стоять с открытым ртом. Хисока пытался что-то

говорить, но от страха у него получалось примерно следующее:

- Это.. это уже сли… шком… Мура… я .. прощу… не прощу тебя… Цузуки…

Мураки… Цузуки, он… он… я… он… Цузуки…

Парень бросал взгляд на своего напарника всякий раз, как произносил его

имя. Это продолжалось несколько минут, за которые парень так побледнел,

что хоть в гроб клади. Потом Цузуки все-таки пришел в себя и достал фуду.

- Мураки! – его голос прозвучал на редкость решительно. – Сейчас же убери

свои руки от Хисоки…

- Цузуки… - Юноша только выдохнул и побледнел еще, будто собирался

потерять сознание. Голос напарника удерживал его на краю. Только Мураки

было все абсолютно до лампочки. Он обнял парня, словно любимую куклу и

сполз вместе с ним на пол.

- Прекрати..! – Хисока закричал, пытаясь освободиться.

- Мураки! – Цузуки в очередной раз принял решительную позу. – Прекрати

немедленно! Разве тебе мало того, что ты сделал?!!

Глупый вопрос, но все же. На этот раз доктор вроде как услышал его. Во

всяком случае, оторвал лицо от плеча юноши и уставился на говорившего.

- Цузуки.. это ты..? – Обычно холодный голос срывался.

- Черт, да он пьян… - Хисока поморщил носиком и вцепился в руки доктора. –

А ну отвали…! Цузуки…

Напарник нахмурился и быстро приблизился к сидевшему на полу доктору.

Через пару минут юноша был свободен. Он тут же вскочил на ноги, забиваясь

в самый дальний угол кухни.

- Дурдом… - Цузуки посмотрел на фуду, потом снова на Мураки. Он был их

врагом номер один, но сейчас… Он был таким… Нет, даже в таком состоянии

Мураки не выглядел беспомощным, или жалким. Просто он был странным.

- Может вызовем Ватари? – предложил Хисока и поискал взглядом свою

рубашку. Пусть Мураки был не в том состоянии, чтобы атаковать, но

оставаться и дальше полуобнаженным не хотелось.

- Не знаю… - Цузуки убрал фуду. – Говорил тебе, давай вернемся. Что

теперь?

- Теперь мое сердце разбито… - подал голос Мураки и снова разрыдался.

- Тебя не спрашивают! – Огрызнулся Цузуки и посмотрел на парня. – Да что с

ним?

- Наверное, снова с Орией поссорился… - Хисока отыскал рубашку и стал

натягивать на себя. Про себя он не переставал удивляться тому факту, что

Мураки продолжал поддерживать отношение со своим… другом… Хотя у таких,

как он, друзей вообще не должно было быть. Но ладно, везде есть свои

исключения. Ория как раз таким и был – исключительно преданным и

исключительно любящим. Странно было другое – реакция доктора на их ссоры.

Надо сказать, Хисока хотел вызвать Ватари не только для того, чтобы

отомстить своему убийце. Но еще, чтобы порадовать ученого. Тот с ума

сойдет от счастья. Получить такой материал для своей работы! И чем больше

ученый будет радоваться, тем быстрее забудет о Цузуки. Наконец, перестанет

экспериментировать на нем, раз уж появится новый подопытный кролик.

- Интересно, что между ними произошло? – Цузуки с видом опытного психиатра

присел перед Мураки на присядки. – Я никогда не видел, чтобы он так

убивался…

- Есть способы куда лучше этого.

- Прекрати, а может ему на самом деле плохо…

- Ничего с ним не будет… - Хисока отвернулся. – Он жив, я мертв… Все в

порядке.

- Нельзя быть таким равнодушным…

- Да, какое мне дело до его переживаний? Это самое меньшее, чем он может

меня порадовать…

- Хисока… - Цузуки покачал головой L и поднялся. – Иногда мне кажется, что

твое отношение искреннее…

Юноша вспыхнул, развернувшись к нему, сверкая глазами от гнева.

- Ты готов верить кому угодно… даже ему… Но не мне?

- Я не об этом. Я думал, что ты научился жить со всем тем, что…

- Это тебя не касается! Ненавидеть его, или прощать… это мое право… -

Хисока на мгновение умолк, потом бросил взгляд на доктора. – Тем более,

ему это не нужно… Я не бог, чтобы судить… Можешь оставаться с ним сколько

угодно… я возвращаюсь…

Схватив пакеты с покупками, парень исчез. Цузуки обвел взглядом кухню,

решил, что ему здесь тоже делать больше нечего и… И его колени обвили руки

злейшего врага.

- Цузуки, наконец-то мы одни…

Шинигами ойкнул и попытался вырваться. Однако руки доктора, привыкшие

держать скальпель, не дрогнули. Поэтому Шинигами свалился на пол. Мураки

этим воспользовался. В его движениях не было и намека на неуверенность.

- Это грязный трюк…- проговорил Цузуки, от обиды закусив нижнюю губу. – Я

к тебе со всей душой, с сочувствием… а ты…!

- Что делать… - Мураки притворно вздохнул и стал лезть на него сверху. –

Хотелось бы, конечно, чтобы ты ко мне со всем телом…

- Значит, ссоры с Орией не было?

- Ну…

Шинигами честно пытался сопротивляться. Был соблазн вызвать одного из

Сикигами, но он так и не сделал этого. Была еще надежда. Какое-то время

они барахтались на полу. Звенели, падающие тарелки. На такой шум

обязательно кто-то должен был заглянуть. Цузуки на это только и надеялся.

Эх, знал бы он, кто будет этот «кто-то».

Ория (та самая надежда J) замер в дверях, чуть не выронив мундштук. Всего

чего угодно он ожидал от своего… лучшего друга… но только не это… Опять он

кувыркался с этим… какая-та странная страсть к мертвым… Некрофил,

проклятый…

- Ах так… Я тебя больше не устраиваю…! – вскинулся владелец барделя и

вытащил из-под кимоно ритуальный кинжал, для харакири.

- Ория… - Мураки уставился на него, все еще прижимая Шинигами к полу. – Ты

как меня нашел..?

- Меня вело сердце… Я готов был простить тебе все и всех… А ты…

- Прекрати истерику и спрячь оружие, - спокойно как мог проговорил Мураки.

- Ты меня не любишь, и никогда не любил… Я для тебя готов на все, а ты

бегаешь на сторону…

Цузуки молча хлопал глазами, не желая прерывать этой трогательной… сцены.

В конце концов, каким бы сумасшедшим не был Ория, он пришел, как раз

вовремя. И оружие у него, кстати, с собой. Может после того, как он

покончит с собой, можно будет этот кинжальчик и стырить. Идти с голыми

руками на мед… Мураки было рискованно. У того-то постоянно с собой

скальпель был.

- Раз так… - Ория продолжал театрально заламывать руки, - то я лучше уйду

из мира живых… Стану таким же трупом, как и этот… Может тогда я буду тебя

привлекать…

Замахнувшись на весь свет, (т.е. на себя кинжалом) Ория замер. С пола это

выглядело потрясающе драматично. Цузуки затаив дыхание ждал, когда кинжал

все-таки попадет ему в руки. Мураки тоже вроде как ждал. Ни одной попытки

остановить, или отговорить владельца барделя от глупости. Хотя может это

была и не такая уж глупость.

Действительно, Мураки слишком сильно был повернут на тайнах жизни и

смерти. И сейчас он замер в предвкушении того, как смерть коснется своим

черным покрывалом этого прекрасного тела. Что говорить, им было хорошо

вместе, но особой страсти к живым людям Мураки никогда не испытывал.

Только работа, исследования, и теперь этот странный Бог Смерти.

Мураки на секунду переключил свое внимание, на лежавшего под ним Шинигами.

Фиолетовые глаза стали большими, с нежных губ срывалось редкое дыхание.

Похоже, происходящее тронуло сердце парня.

Все остановилось. Ория краем глаза заметил, что Мураки смотрит вовсе не на

него. Мало того, в следующее мгновение он полез целоваться. Парень не

успел возразить, только забился в руках доктора, как пойманный зверек.

- Ну неет… - Ория почувствовал, как обида сменяется яростью. Ненависть к

странному существу с фиолетовыми глазами превратилась в одержимость. – Так

просто вы от меня е отделаетесь…

Цузуки оказался придавлен сразу двумя телами. Мураки от удивления прикусил

его губы так, что выступила кровь. Пришлось что-то делать. Пока он

«что-то» делал с Орией, Цузуки тихо растворился в воздух. Напоследок,

схлопотав, правда, метку.

4

Хисока вертелся перед зеркалом, выбирая рубашку к новым джинсам. Они были

слишком шикарными, так что поиск никак не хотел увенчаться успехом. Может

просто было не то настроение. Хисока отбросил очередную рубашку и

вздохнул. Черт, он вспылил. Не надо было так…Теперь неизвестно, где его

напарник и с кем. Не хотелось думать, что он все еще рядом с Мураки.

Хотелось броситься назад и вернуть все на свои места.

Вернуться? А что он скажет? Прости…? Нет, этого он никогда не сделает.

Ведь, черт возьми, он прав! Цузуки порой был слишком мягким. Даже такого,

как Мураки, он все еще пытался понять. Хисока бросил эту затею уже давно.

Раскаяния он никогда не добьется, да и зачем оно ему теперь?

Схватив какую-то футболку, Хисока вышел на балкон. Нет, напарник не мог

остаться с Мураки. Сердце разрывалось от боли, не желая поверить в это.

Страх за Цузуки, обида на него, стыд за сказанное… - все это заставляло

Хисоку страдать. Он смотрел вниз и надеялся, что напарник вот-вот

появится. Остынет и появится, как всегда в хорошем расположении духа. Как

будто ничего и не было. Он часто так поступал, не желая будоражить

прошлое. Ни свое, ни его. Даже странно, что под всей это беспечностью

скрывалась такая сильная личность.

Была уже ночь. Хисока вернулся во тьму. С его прибытия прошло всего минут

десять не больше, но беспокойство росло в геометрической прогрессии. Когда

в комнате раздался шум, Хисока подпрыгнул. Потом ворвался внутрь.

- Цузуки…! – Вид напарника в расцарапанным в кровь носом совсем не

радовал. Хисока подскочил к нему, помогая подняться. - Что случилось? Это

Мураки так с тобой, да?

- Нет, Ория…

- Что?!!! А он что там забыл…?

Хисока довел Шинигами до кресла и усадил в него.

- Я знал, что Мураки извращенец, но чтобы Ория…

- Ну… ему не понравилось, что мы целовались… Ты же знаешь Орию…-

пробормотал Цузуки, втянув голову в плечи.

- Целовались?!!!

- Ты же знаешь Мураки…

- Вот что бывает, когда начинаешь сочувствовать кому не следует.

Хисока решительно направился в ванную. Конечно, царапины в момент

исчезнут, но кровь нужно смыть. И почему зрителей вводят в заблуждение их

несуществующими способностями? Одно дело регенерировать клетки своего

тела, совсем другое втягивать в себя уже пролитую кровь. Это же абсурд!

Вернувшись с полотенцем, он занялся лицом пострадавшего. Как он и ждал,

царапины уже исчезли. Только кровь осталась на лице, да на взбухших губах.

Вероятно, поцелуй был страстным.

- Тебе нравится быть с ним, да?

- О чем ты? – Цузуки с непониманием уставился на парня. – Надеюсь, это

Категория: R | Добавил: animefic (2006-12-13) | Автор: Hi-chan
Просмотров: 758 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
Юмор [2]
Romance [0]
R [1]
NC-17 [3]
Поиск
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Copyright MyCorp © 2021
    Бесплатный хостинг uCoz