Пятница, 2021-02-26, 6:49 PM

Приветствую Вас Гость

Главная | Регистрация | Вход | RSS
Фанфики
Главная » Статьи » Yami no Matsuei » NC-17

Shinrei (дух)
- И всё равно, я не понимаю, почему шеф послал нас на озеро Бива... это же район Ватари! - Хисока возмущено посмотрел на напарника. - Ну, ты же знаешь, что Ватари сейчас не может. - Конечно! Наэксперементировал... а мы выполняй его работу! - Юноша сделал недовольное лицо и отвернулся. - Да ладно тебе! - весело заметил Цузуки. - Бива - прекрасное место. Курортный и исторический район. - Всё Киото - сплошной исторический район. - Здесь интересно... - Старший шинигами потряс листами, в которых обозначалась суть их задания. - Мы остановимся в гостинице... - Надеюсь, не Тацуми её выбирал... - усмехнулся Хисока. - Надеюсь. Нет... она вроде приличная... и как раз рядом с озером. - Посмотрим... - пессимистично заявил Хисока и взвесил в руке сумку. - Пойдём, или так и будем стоять посреди города? Гостиница оказалась вполне нормальной... Выбирал Ватари, как бы искупая то, что Цузуки и Хисока выполняли его работу. Кто же знал, что его эксперимент по одушевлению предметов парализует Гушошинов? А противоядия не было... и горе-химик остался срочно исправлять ошибку. Поэтому на помощь вездесущих птичек шинигами рассчитывать в этот раз не могли. - Так что здесь происходит? - Хисока бросил сумку на кровать и прошел на балкон, с которого открывался великолепный вид на озеро. - Это пока неизвестно. Знаем только, что кто-то или что-то хладнокровно убивает людей. Жертв всегда находят у кромки озера, лишь пару раз тела обнаружили на камнях, но кожа на кончиках пальцев была сморщена, как если бы они долгое время пребывали под водой. - А сколько всего жертв? - Одиннадцать. Очень много, если учесть, что убийства начались всего полтора месяца назад. - И сюда по-прежнему приезжают? Неужели никому не известно? - Хисока бросил встревоженный взгляд на озеро, которое невозмутимо сверкало в алых лучах заходящего солнца. - Известно... но, я думаю, это приняли за несчастный случай. Все они... как будто утонули... ни ран, ни синяков, ни следов удушения... - Утонули?.. - Юный шинигами задумался. - А ты как считаешь? - Пока не знаю... - Цузуки посмотрел на озеро и встревожено потер подбородок. - Но я надеюсь узнать. Поэтому мы здесь. А пока, пойдём ужинать. Ватари заверил меня, что здесь отлично кормят. Хисока только вздохнул. Способность напарника переходить от задумчивости к дурашливости всегда поражала его. Однако после ужина мальчика ожидал ещё один сюрприз. - Стоп! Мы будем жить в одном номере? - Ну да... так сказано в инструкции. Ватари сильно извинялся, но Тацуми выделил ему очень мало денег... поэтому мы бы жили либо в клоповнике... либо здесь, но вместе... - Хм... - Хисока задумался. - Ладно... Надеюсь, эта кровать раздвигается... Шинигами подергали кровать в разные стороны... но оный предмет мебели не шелохнулся. Опустились, посмотрели на ножки... ножки были прикручены к полу. Тяжело вздохнув, Хисока посмотрел на маленькое кресло, в котором он не мог бы уснуть даже при огромном желании... потом - на пол... Современная, в европейском стиле гостиница, и никаких тебе татами, только маленький половичок у кровати. - Чертов Ватари! Я его сам парализую... - Мальчик покраснел. (Может, так????) После ужина Цузуки уселся в кресло на балконе и, включив лампу, начал вновь просматривать данные по жертвам. Хисока стоял рядом и упорно вглядывался в озерную гладь. Неожиданно старший шинагами отложил фотографии погибших людей и изумленно уставился на них. - Хисока... посмотри. Они ведь все... - Хочешь сказать, слишком молодые? - Не только. Здесь одни юноши. Девушки жертвами не становились. Только... - Рин Эмару, Хидео Тачи, Ихоса Нарибу... действительно, почему мы не заметили этого раньше? Надо поспрашивать про них. Чем они занимались, как часто бывали на озере... - Или это просто маньяк, или же наш убийца неравнодушен к юношам? - пробормотал Цузуки. - Давай уже спать, - зевнул Хисока и, взглянув на общую постель, покраснел. - Спи. Я ещё посижу. - В голосе напарника послышалось беспокойство. - Кто бы это ни был, я собираюсь найти его! Хисока проснулся оттого, что было холодно. Так и есть. Цузуки перетянул все одеяло на себя, а подросток теперь мерз. С лукавой улыбкой Хисока дернул за край одеяла, но не тут-то было. Цузуки тоже потянулся к теплу... к одеялу... и оказавшемуся под ним Хисоке. Таким образом, Хисока оказался прижат к Цузуки, и, вдобавок ко всему, Цузуки теперь обнимал его. Положение это было... очень... неловким. Хисока уже успел смутиться, но выпутаться из объятий напарника не представлялось возможным. «Что ж, по крайней мере, так теплее», - оптимистично подумал мальчик и закрыл глаза. За завтраком шинигами молчали, будто ничего не произошло. Будто не было недоуменного и извиняющегося взгляда Цузуки, когда он обнаружил, что обнимает Хисоку, и покрасневшего личика младшего, тут же отвернувшегося и возмущенно фыркнувшего. Цузуки думал над вопросом: «Почему он не скинул меня с кровати?», а Хисока сказал себе, что нужно было все-таки сбросить Цузуки на пол. - Я скажу, что был другом Эмару и теперь интересуюсь тем, как он погиб. А ты будешь моим... хм... старшим братом. Цузуки пожал плечами. Спорить с Хисокой бесполезно, если уж он что-то придумал... Однако о погибших мальчиках было мало что известно. Они приезжали с друзьями, с родителями или со школьной группой. Проводили время на пляже или посещали исторические места, которых у озера было множество. Замок Каппы - хижина из водорослей и песка, берег Риоги... - Я не понимаю, как Сабито мог утонуть? Он же был отличным пловцом, чемпионом школы по плаванию, да и озеро в этих местах не такое глубокое, если только он не заплыл глубоко. - Тогда бы его обглодали рыбы. Но тело было чистым. Слишком чистым. - Цузуки поморщился. - А, может, в этом и есть причина? В озере? Если наш убийца приходит из озера? Хисока облокотился о перила висячего мостика и посмотрел на воду. - Дух озера? Я не слышал ни о чем подобном... - Цузуки задумался. - Нужно просмотреть местный фольклор. - А я прогляжу газеты, - увлеченно кивнул мальчик. Однако и в легендах озера ничего о существе, похищающем мальчиков, не говорилось. Цузуки уже отчаялся что-либо найти, когда Хисока решительно встал и принялся обуваться. - Ты куда? Уже поздно, - встревоженно спросил шинигами. - Знаю. Поэтому и иду. Сидя здесь, мы ничего не найдём. - Ты же не собираешься... - Да. Я иду на озеро. - Ты совсем с ума сошел? Ты что, не понимаешь, что именно такие, как ты, и становятся его жертвами?! - Да понимаю я все! - возмущенно воскликнул Хисока. - Но если не остановить его, то и другие будут погибать. Я же шинигами. Ничего со мной не случится! - На озеро ты не пойдёшь! Во всяком случае - на берег! Иначе я пойду с тобой. - Я буду на мостике. Не думаю, что это... существо заберется туда. Цузуки колебался. Поступок Хисоки был опрометчив, и чувство долга шинигами не могло побороть беспокойство за мальчика. Но он знал, что Хисока не отступит от своего решения. Поэтому Цузуки отодвинулся, пропуская напарника. - Я буду рядом. - Спасибо. - Хисока кивнул и неслышно скользнул за дверь. Озеро было спокойным. Тихим. Легкие всплески воды у берега и журчание между камнями напоминали звуки бивы. Наверное, поэтому оно так и называлось... или из-за своей причудливой формы, напоминавшей этот музыкальный инструмент. Узкий мостик скрипел под ногами сухими досками. Хисока остановился и принялся вглядываться в воду. Некоторое время озеро и берег были совершенно пустынны, а потом на берегу появилась чья-то фигурка. Хисока вгляделся и обнаружил, что это маленькая девочка, лет семи-восьми. - Что она-то тут делает? Не знает, как это опасно - гулять одной по ночам? А её родители? Не уследили за ребёнком?.. - Отбросив все сомнения, шинигами поспешил к берегу. - Ты что здесь делаешь? - спросил он, подбежав к ребенку. - Я? - Девочка обернулась. В её прозрачных голубых глазах не было и намека на испуг. - Я ищу братика. Он ушел и оставил меня одну. Здесь темно. Я хочу к нему. - Как тебя зовут? - Хисока присел на корточки. - Шизука. А тебя? - Хисока, - улыбнулся мальчик. - А кто твой брат? Давай вместе найдем его. - Ты, правда, поможешь мне? - На лице девочки промелькнуло нечто похожее на улыбку. - Правда, - кивнул шинигами. - Дай мне руку. Хисока сжал маленькую холодную ладошку девочки, и его словно нарыло холодной водой. Он перестал видеть и слышать. Бала только прозрачная ледяная вода и чувство удушья. Цузуки стоял в темноте за деревом и наблюдал за партнером. Поначалу Хисока, как и обещал, стоял на мостике... а потом внезапно побежал к озеру и остановился, опустился на корточки... Неужели что-то нашел... Но... Хисока встал и пошел к озеру... так, будто его кто-то вёл... Обутые в кроссовки ноги уже коснулись кромки воды... и Цузуки понял, что медлить нельзя. Кто бы это ни был, он сейчас утащит Хисоку в глубину... Когда он настиг подростка, тот уже почти скрылся в воде... Подхватив напарника поперек груди и с силой загребая другой рукой, Цузуки потащил бессознательное тело к берегу. Неожиданно его что-то ударило по ногам, и шинигами споткнулся. Большая рыба? Здесь? Но ведь это, несомненно, был хвост. Рыбий хвост... Призвать шикигами он не мог, рука была занята... оставалось рассчитывать на собственные силы, и Цузуки что есть мочи погреб к берегу. Позади раздался сильный всплеск, но Цузуки не оборачивался, сосредотачиваясь лишь на том, как выволочь Хисоку из этого водяного ада. Всё... Под ногами оказались камни и песок. Подхватив промокшего мальчика на руки, он побежал к гостинице и мигом взлетел в номер, укладывая того на кровать. Простыни тут же промокли, но Цузуки было наплевать. Приложив ухо к груди Хисоки, он обнаружил, что тот не дышит. Совсем. Шинигами он, или нет, но это чудовище уже успело что-то с ним сотворить. Не представляя, как делать массаж сердца, Цузуки наклонился и глубоко выдохнул в рот Хисоки. Его губы были ледяными, как и он сам, и Цузуки ещё раз попытался передать часть своего дыхания подростку. Младший шинигами громко вздохнул и закашлялся, но не водой. Дыхание его было чистым, хоть и прерывистым. «И у тех мальчиков тоже не было воды в легких», - вспомнилось Цузуки. Отгоняя плохие мысли, он стащил с Хисоки промокшую насквозь одежду и вытер его махровым полотенцем. Хисока по-прежнему лежал на спине, и лишь поднимавшаяся в дыхании грудь показывала, что он не стал очередной жертвой озерного чудовища. Возможности сменить простыни у Цузуки не было, поэтому, постелив полотенце на мокрое, он улегся рядом, притянул Хисоку на себя и укрыл его и себя одеялом так, что его собственное тело согревало Хисоку снизу, а одеяло - сверху. Цузуки не спалось. Поступок юноши тревожил его. Что заставило Хисоку пойти в озеро? Какое существо могло заморочить голову шинигами? Ведь, в отличие от него самого, младший был рассудительным пареньком, и его нелегко было одурачить. Цузуки ещё раз посмотрел на напарника. Мокрые волосы прилипли ко лбу, но дыхание, вырывавшееся из приоткрытых губ, было ровным и спокойным. Цузуки давно обнаружил, что его волнует этот мальчик. Очень сильно. И то, как близко он находился теперь, не могло оставить его равнодушным... Пересиливая себя, Цузуки только крепче обнял Хисоку и коснулся губами его лба. К утру младший шинигами все ещё спал, и Цузуки перевернул его на бок, осторожно укрыв одеялом. Синеватая бледность спала со щек, уступив место легкому румянцу... Цузуки открыл балкон, отдернул шторы, впуская в комнату солнечный свет, и сел на краешек кровати, любуясь спящим юношей. Спустя некоторое время Хисока поворочался и открыл глаза, тут же смешно зажмурившись от яркого солнечного света. - А где Шизука? Что случилось? - Ты не помнишь? Совсем ничего не помнишь? - Цузуки встревожено посмотрел на Хисоку. - Помню девочку. Её звали Шизука. Я хотел помочь ей найти брата. - И пошел в озеро? - Я, в озеро?.. О чем ты?.. - Хисока привстал и обнаружил, что ничего, кроме одеяла, на нем нет. Глаза шинигами широко распахнулись, и он покраснел. - Я упустил что-то ещё? - Та девочка... Она была у озера? Ты с ней разговаривал? - Да. Она была такая маленькая и бледная... - Она чуть не убила тебя. - Что?! - Хисока замер. - Я наблюдал за тобой. Сначала ты пошел на мост, как и сказал, а потом неожиданно побежал к озеру, опустился на корточки... затем встал и пошел прямо в воду. Я еле успел вытащить тебя, малыш. Думаю, эта девочка непосредственно связана с убийствами, и ты чуть было не стал её очередной жертвой. Я вытащил тебя, но ты был ледяным и совсем не дышал. Мне пришлось... делать тебе искусственное дыхание, а потом... раздеть, растереть и согревать всю ночь. Но даже сейчас у тебя руки холодные. Цузуки дотронулся до запястья Хисоки и сел ближе, заправляя прядь волос за ухо оцепеневшего мальчика. - Расскажи мне, что там произошло? - Ты не видел её? - повторил Хисока. - Девочку? Нет, - покачал головой Цузуки. - Там никого не было. - Но как... Ты же шинигами... мы в равной мере способны видеть призраков. - Если призраки сами не противятся этому. И если мы сами не являемся невидимыми в этот момент. - Она сказала, что ищет брата. Что здесь темно, и он бросил её. Она ищет его. - Неупокоенная душа... - задумался Цузуки. - Когда я вытаскивал тебя из озера... меня по ногам хлестнула хвостом какая-то большая рыба. Может, это была русалка? - Русалка? - округлил глаза Хисока. - Они существуют? - В мире полно неизведанного, малыш. Люди не верят в наше существование, но мы существуем. - Цузуки... - неожиданно всхлипнул Хисока и прижался к старшему шинигами, обнимая его и утыкаясь лицом в шею.- Спасибо тебе. - За что? - удивился Цузуки. - Ты всегда спасаешь меня, а я... часто веду себя, как последний эгоист, мне все не нравится, а ты терпишь меня... а я... я просто... кажется, я люблю тебя... Цузуки... - Неправда, ты совсем не эгоист. Ты замечательный, Хисока. Лучший из всех, кого я знаю. Цузуки взял лицо мальчика в ладони и большими пальцами стер выступившие на его глазах слёзы. - Цузуки... - умоляюще протянул Хисока и пристально посмотрел на шинигами. Цузуки дотронулся до виска мальчика и нерешительно коснулся губами уголка его рта. Хисока вздрогнул, в глазах его читалось нетерпение, пополам со страхом перед собственными чувствами. Шинигами провел рукой по песочного цвета волосам и прошептал: - Я люблю тебя, малыш, но не хочу причинять боли. - Спасибо, Цузуки. - Хисока покраснел и отвернулся. - Ты, правда, любишь меня? - сказал Цузуки совсем близко и чуть развернул покрасневшее личико за подбородок. Хисока кивнул и прикрыл глаза, позволив Цузуки поцеловать его. Старший шинигами прикоснулся к его нижней губе, очень нежно, давая возможность Хисоке запомнить первый поцелуй. В дверь постучали, и послышался голос официанта: - Заказанный завтрак в номер 54. Цузуки с трудом оторвался от губ мальчика и поправил прядь волос, упавшую на его лоб. Хисока непроизвольно облизнул губы, сохраняя вкус поцелуя. - Ты заказал завтрак? - Да. Ты спал, и я не знал, сколько ты ещё проспишь, и решил остаться с тобой... Ты, наверное, проголодался? - Да, слегка, - пробормотал Хисока, отодвигаясь, чтобы Цузуки смог поставить поднос на постель. - Я не стал заказывать много, только сок, фрукты и бутерброды. - Угу, - кивнул Хисока, комкая пальцами край одеяла. - Нужно будет поискать что-нибудь на Шизуку... и её брата. - Поешь сначала, - сказал Цузуки, протягивая ему стакан сока и бутерброд. - Да... а где моя одежда, кстати? - В ванной сохнет, - пожал плечами Цузуки. - Да ты поешь, поешь, успеешь одеться. - Ладно. - Хисока покраснел и глотнул сока. Шинигами смотрел, как Хисока аккуратно отделяет дольки апельсина друг от друга и задумчиво откусывает по кусочку... маленькие струйки сока стекают по ладони и капают с запястья на блюдце. Наконец последний кусочек не выдержал того, что Хисока, задумавшись, слишком сильно сжал его пальцами, и лопнул, раскрывшись яркой оранжевой мякотью и брызнув соком на губы, шею и руку юноши. От неожиданности Хисока вздрогнул и недоуменно посмотрел на дольку... а потом перевел взгляд на Цузуки, который как-то странно уставился на стекающий по губам и подбородку сок. Хисока отложил апельсин и посмотрел по сторонам, ища, чем бы вытереться, но Цузуки молча поднес его ладошку ко рту и слизнул сладкие капли сока. Хисока замер, а Цузуки продолжал, собирая капли с шеи и наконец с губ мальчика, целуя его. Хисока чуть слышно застонал, вцепляясь одной рукой в волосы шинигами, а другой притягивая того к себе. Цузуки придвинулся к нему, отставил поднос в сторону и очертил пальцем линию губ Хисоки. - Малыш, чего ты хочешь? Хисока покраснел и молча протянул руку, расстегивая пуговицы на рубашке шинигами. - Ты уверен? - Цузуки накрыл его руку своей. Юноша кивнул и внезапно обнял Цузуки так, что легкая простыня, прикрывавшая его, скользнула на пол и осталась там лежать. - Только, пожалуйста, Цузуки, - зашептал он на ухо шинигами, - не торопись, сделай это нежно... - Конечно, малыш, - улыбнулся Цузуки и, повернув голову, дотронулся губами до его уха. Хисока задрожал, вцепляясь руками в плечи мужчины, но старший шинигами немного отстранил его, укладывая на постель и целуя тонкую шею мальчика и выступающие косточки ключиц и проводя языком по солнечному сплетению. Хисока послушно выгибался в его руках и тихонечко постанывал, когда Цузуки касался особо чувствительных мест. На некоторое время Цузуки отстранился, стягивая рубашку и брюки, а потом опять вернулся к исследованию нежной, пахнущей свежим морским бризом кожи мальчика, полыхавшей под его прикосновениями. Цузуки обвел языком сосок Хисоки, вбирая его губами и легонько сжимая. Хисока вскрикнул, комкая пальцами край простыни. Шинигами провел пальцами по второму соску и стал поглаживать его в такт движениям языка, а потом внезапно спустился губами к ямочке пупка, погружая туда язык и заставляя Хисоку выгнуться на постели и глухо застонать. Так же внезапно губы Цузуки сомкнулись на напрягшейся плоти мальчика, вырывая из его груди долгий стон. Он непроизвольно приподнял бедра, входя глубже в рот Цузуки, и пока тот ласкал его языком и губами, мог только судорожно цепляться за простыню и волосы Цузуки, то всхлипывая, то вскрикивая от накатывающего волнами удовольствия. Наконец Цузуки плотно сжал губами член мальчика и провел кончиком языка по головке. Хисока хрипло вскрикнул и выгнулся дугой на постели, кончая ему в рот. Цузуки облизнулся, слизывая с губ белую влагу, и поцеловал мальчика в бедро. - Цузуки... - медленно прошептал Хисока, приходя в себя. - Я...я просто... - Отдыхай, малыш, - Цузуки накрыл пальцами губы юноши. - А как же ты?.. Ты тоже должен... получить удовольствие... - Ты уверен, что хочешь пойти до конца? - Да. - Хисока упрямо кивнул. - Хорошо... только... расслабься, прошу тебя. Я буду нежен, но сначала может быть неприятно... - Да. Цузуки погладил бедра мальчика и, разведя их в стороны, приподнял. Зачерпнув пальцами немного масла, он осторожно коснулся ими узенькой дырочки ануса. Медленно, лаская напряженные мышцы, средний палец проник в Хисоку, продвигаясь всё глубже и глубже... Немного подвигав им, растягивая мальчика изнутри, Цузуки ввел ещё один палец. Хисока застонал и дернулся, но Цузуки, коснулся заветной точки, и изумрудные глаза мальчика широко распахнулись. Ещё один палец, - и Хисока уже мечется по кровати, кусая губы... Цузуки приподнял его и одним плавным движением вошел ... Хисока охнул и вцепился руками в плечи мужчины. Цузуки коротко двинул бедрами, и Хисока снова принялся кусать губы и запрокидывать голову, открывая шею, и к ней тут же приникли губы Цузуки, который двигался медленно и мучительно, заставляя мальчика дрожать и громко стонать, - и сильно, так, что Хисока просто кричал от переизбытка ощущений... Цузуки сомкнул пальцы на члене мальчика и сделал всего пару движений, но Хисоке этого было достаточно. Его тело выгнулось, поглощенное нахлынувшим удовольствием. Цузуки кончил вслед за ним, целуя его и изливаясь в мальчика. Опросы служащих почти ничего не дали, - мало ли на курорте бывало маленьких девочек, да и имя Шизука не было редкостью, - но неожиданно Хисока наткнулся в интернете на прошлогоднюю статью, в которой говорилось о трагедии семьи Ёсимори. Шестилетняя Шизука Ёсимори и её брат Огава вместе с родителями отправились на курорт к озеру Бива. Ничто не предвещало трагедии до тех пор, пока однажды ночью Огава и Шизука не пропали. Обыскали весь озерный район, но детей так и не обнаружили, и только через пару недель тело Огавы всплыло на поверхность. Шизуку так и не нашли... То ли дети пошли плавать и утонули, то ли это было убийство, - но семья Ёсимори до сих пор безутешна... Цузуки отправился в Мейфу, а когда вернулся, сообщил, что имена Огавы и Шизуки значатся в списках умерших, однако душа Шизуки ни в одном из Департаментов зарегистрирована не была. - Она искала своего старшего брата, Огаву... а погибшие мальчики были того же возраста, что и он... Неужели это всё же Шизука? - Возможно, она делает это не по собственной воле... если она стала озерным духом... русалкой... - И теперь пытается найти в других мальчиках своего брата... и будет искать, пока не найдет, пока не успокоится... - продолжил Хисока. - А она не найдет. Огава мертв. Хисока вскочил, чуть не опрокинув стол и ноутбук. - Нужно покончить с этим, пока она не утопила кого-нибудь ещё!!! Над темной озерной гладью стелился тонкий серебристый туман, и плеск воды о камни раздавался глухо, как будто издалека. Шинигами, став невидимыми, прокрались к дереву, за которым в прошлую ночь стоял Цузуки, а затем приняли телесный облик. - Когда увидишь её, попытайся узнать, что случилось с братом, и ни в коем случае не соглашайся помочь ей найти Огаву. - Я встану, чтобы подать тебе знак, - кивнул Хисока. - Осторожнее, малыш, - предостерегающе шепнул Цузуки и погладил Хисоку по щеке. И снова Цузуки наблюдал, как Хисока, прогуливаясь по берегу, внезапно замирает, что-то бормочет и опускается на колени... а потом встает. Невидимые шаги Цузуки... И вот он уже оказался рядом с Хисокой, положив руку ему на плечо. Юноша уверенно кивнул и спросил девочку: - Зачем ты убиваешь их, Шизука? - Убиваю? - Глаза малышки застлала серебристая пленка, а кожа приобрела зеленоватый оттенок. От воды начало заметно тянуть запахом водорослей и ила. Шизука, неуверенно отступая, коснулась ножкой мокрых камней и улыбнулась. - Я ищу своего брата... Где мой брат?! - Голос сорвался на крик. Девочка отходила все дальше и дальше к озеру. Цузуки внезапно понял, что уже видит её, и, сложив ладони, стал перебирать пальцами, вызывая шики Сейрю. Издав шумный всплеск, над водой взмыла чешуйчатая голова синего дракона, а Шизука бросилась в озеро, всплывая бледно-зелёной русалкой со спутанной копной иссиня-черных волос и серебристыми глазницами. Хвост, выдав столп брызг, ударил по воде, и русалка нырнула в глубину, стараясь скрыться от шикигами. Но бесполезно... дракон устремился за Шизукой, и через несколько мгновений она уже беспомощно трепыхалась между его клыков. - Мы понимаем, что ты невиновна, Шизука, но Мейфу будет судить тебя... Твой брат давно мертв, - сказал Цузуки, и тело русалки растворилось, оставив в пасти Сейрю маленькую девочку Шизуку Ёсомори. Над вечноцветущим садом Мейфу встает солнце, и легкий ветерок перебирает рассыпанные по земле лепестки вишни... Хисока, прислонившись к окну, смотрит, как восход медленно скользит по деревьям и озаряет окна Департамента ослепительно белым светом. - О чем задумался, малыш? - следит за его взглядом Цузуки. - Я впервые понял, что действительно рад тому, что я здесь. Что я не смог причинить никому зла... после своей смерти... - Здесь спокойно... Хисока кивает. - Но там жизнь... - продолжает Цузуки. - Настоящая жизнь... - Настоящая жизнь есть и здесь, - краснеет Хисока и робко обнимает старшего шинигами... =OWARI=
Категория: NC-17 | Добавил: animefic (2006-12-13) | Автор: Omi-kun aka Shiuchi
Просмотров: 1059 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Категории раздела
Юмор [2]
Romance [0]
R [1]
NC-17 [3]
Поиск
Мини-чат
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Copyright MyCorp © 2021
    Бесплатный хостинг uCoz